Hello World! I am page.php Формат =

3.10. Женская красота ( n10 = K ).

Какое значение женская красота имеет для выбора жены. Сергей Недоруб.

Этот параметр я оставил напоследок специально для того, чтобы подчеркнуть, что он не самый главный при выборе жены. Подавляющее большинство молодых людей ставят этот параметр чуть ли не на первое место. Это вполне понятно. Природа устроена так, что мужчину привлекает женская красота. Красота – понятие очень относительное и субъективное. У разных народов тоже разные эталоны женской красоты. Красота — главный инструмент прекрасной половины, которым она пользуется, чтобы привлечь нас, самцов. И это действует безотказно – такова природа.

Массу времени и сил тратят барышни, чтобы быть красивыми и привлекательными. Мы реагируем на эту красоту и привлекательность мгновенно. Уже потом мы, мужчины, включаем мозги и начинаем соображать, и анализировать. И то, к сожалению, не все и не всегда. Это чаще всего и приводит к ошибочным бракам. Мы женимся потому, что нам нравится женщина, а не потому, что выбираем идеальную жену и мать своим будущим детям. Так что красота женщины таит в себе большую вероятность потери здравого смысла мужчиной. Будь бдителен!

Конечно, каждому мужчине хочется иметь жену-красавицу. Приятно с «такой» показаться в обществе, среди друзей, коллег по работе. И дети родятся красивыми (если конечно ты сам не совсем урод). Но у женской красоты есть неприятные свойства: во-первых, она увядает с годами. Во-вторых, она куда-то улетучивается, когда ты приходишь с работы, очень голодный, в холодильнике пусто, на плите пустые кастрюли и сковородки, а жена пудрит носик перед зеркалом и спрашивает: милый, я красивая?

И если внешние данные твоей избранницы это единственное на чем ты основал свой выбор, то максимум через год-два ты будешь удивляться и недоумевать по поводу своего недавнего выбора. Хорошо, если к этому времени вы не нарожаете детей. Разбежитесь – и все…

И все-таки… Какой бы идеальной ни была наша избранница – здоровая как лошадь, с прекрасным характером, воспитанная, образованная, добрая, нежная, страстная, прекрасная хозяйка и прочее и прочее – если она нам не нравится внешне, мы на ней никогда не женимся!

Ещё и поэтому я поставил этот параметр последним в списке. Именно он чаще всего является последним и решающим аргументом в принятии решения: женюсь или не женюсь. Хотя с точки зрения целей и задач брака этот параметр имеет очень маленькое значение. Парадокс!

Конечно, женская красота понятие относительное и написать универсальную формулу, пригодную для всех мужчин, невозможно. Разным мужчинам, в разном возрасте, разной национальности нравятся разные женщины, иногда с совершенно противоположными внешними данными.

История из жизни первая. В студенческие годы я почти каждое лето отправлялся в Северный Казахстан в составе стройотряда на заработки. Как-то я познакомился с одним шабашником по имени Мурад, который подрабатывал в местных совхозах, занимаясь ремонтом фасадов жилых домиков. Это знакомство настолько шокировало меня в то время, что осталось в памяти на всю жизнь. Я вдруг обнаружил, что вокруг меня живут люди, совершенно не такие как я сам и не такие как все мое окружение до сих пор. Я сделал для себя открытие: каждый день я встречаю десятки и сотни людей – в метро, на улице, в городах и селах, где я бываю. И, по-видимому, многие из них, хотя и являются гражданами СССР и ходят по тем же улицам и тропинкам, что и я, но живут совсем в другом измерении, о чем я раньше не подозревал. Они живут в каких-то параллельных мирах. И наши миры очень редко пересекаются. О Мураде и череде необычных событий, которые произошли со мной в результате этого знакомства, можно написать отдельную книгу. Но эта книга – о браке. А данная глава – о женской красоте соответственно. Так вот. Однажды мы с Мурадом оказались на танцах в местном сельском клубе где-то между Аркалыком и Кустанаем. Танцы – это аналог современной дискотеки 50-летней давности (это пояснение для совсем молодых читателей). Это был большой зал, вдоль стен молодежь толпилась, а в центре зала -танцевала. Никакой барной стойки с коктейлями, конечно же, не было. Ко мне подошел Мурад и, сверкая большими черными глазами, спросил: «Брат, какая девушка, по-твоему, здесь самая — самая красивая? А, брат? Мы с тобой, брат, один хлеб ели, одно вино пили. Я хочу знать, какой у тебя вкус, брат?» Я понимал, что вряд ли у нас одинаковые вкусы с Мурадом по части женской красоты. Но мне очень не хотелось его разочаровывать. Я решил оттянуть ответ, надеясь, что он забудет про свой вопрос, и сказал, что мне надо осмотреться. Через минуту я уже не помнил про его вопрос, но вот надежды на забывчивость моего нового друга не оправдались, и минут через пятнадцать он снова появился передо мной и спросил настойчиво: «Ну, что? Покажи мне самую красивую девушку в этом зале, брат!» Я понял, что не смогу отвертеться. Оглядевшись вокруг, я указал с улыбкой на первую девушку, которая мне приглянулась: вот эта! Мурад изобразил улыбку, которая означала, что он оценил мою шутку. «Да, неееет…», — сказал он, — «Я серьезно, Ну, какая?». Я еще раз осмотрелся и теперь уже серьёзно указал на другую девушку: — «Вот эта». «Да, неееет…», — сказал Мурад разочарованно. «Ну, тогда не знаю. Сдаюсь.» — я попытался замять разговор. «Вооон, там, смотри», — Мурад указал рукой на противоположную сторону зала. Там сидела девушка, лет шестнадцати. Она занимала два стула, на одном не помещалась. Толще её в зале не было никого. Теперь настала моя очередь заподозрить своего друга в том, что он шутит. Я повернулся к Мураду и понял, что он совсем не шутит. В глазах его я увидел еще  не угасшую надежду: — «Ну, как?». – «Даааа…», — я пытался быть как можно более убедительным, — «ты прав…красивая девушка». Мурад облегченно выдохнул, я тоже. Конфликт был исчерпан. Мы оставались друзьями.   

Я бы забыл про этот эпизод, если бы год спустя не произошел другой. Мурад стал моим частым гостем в Москве. Ему нравилось путешествовать между параллельными мирами. Он часто приглашал и меня к себе, в свой мир. Но меня это очень пугало тогда (сейчас я сожалею об упущенной возможности). Однажды Мурад приехал ко мне со своим родным братом (одним из семи), племянником и тётушкой, которой было лет тридцать пять, но мне она казалась  очень взрослой, тем более, что в её присутствии и Мурад, и его брат с племянником вели себя совсем по-другому: старались ей угодить, слушались бесприкословно. Мураду очень хотелось показать своим родственникам из далекого горного селения как можно больше новых и поразительных вещей и, однажды вечером, мы направились в бар. В том мире, откуда прибыли мои гости, женщинам бары посещать запрещается. Поэтому все мужчины были слегка возбуждены, предвкушая эффект, который произведет на тетушку это величайшее достижение цивилизации. В баре было полно народу, всё вокруг бурлило, ело, пило и танцевало. Через пять минут тетушка заметно заскучала… и, вдруг, обратилась ко мне с вопросом… почему я до сих пор не женат? «Ну, не знаю. Не женат и не женат. Что тут такого?». — «Это не правильно!», — заявила тётушка, встала из-за стола и исчезла в толпе. Через пять минут она вынырнула, за руку она тащила девушку, на лице которой была улыбка, полная недоумения, но покорного смирения. Думаю, так же улыбались овцы, которых тетушка не один раз в своей жизни таскала на убой… Вы догадались? Да, именно так! Самую толстую из всех присутствовавших в зале женских особей тетушка привела к нам за столик сватать за меня. Она нашла самую красивую и была уверенна в этом на все сто процентов. Теперь тетушка была поглощена воспитанием будущей невесты, она стала объяснять ей, как та теперь должна себя вести: не ходить в бар без меня, не танцевать с другими мужчинами, кроме меня и т.д. и т.п. в том же духе. Несколько минут спустя, заметив мою кислую физиономию, тетушка обратилась ко мне: — « Тебе что, она не нравится?». Я отрицательно помотал головой. Что было дальше – я расскажу в другой книжке. Здесь же хочу заметить, что этот случай подтвердил мои смутные догадки о том, что анекдоты про любовь кавказских мужчин к пышным женским формам вовсе не являются художественным вымыслом, а представляют собой художественное отражение реальных предпочтений.

История из жизни вторая. Однажды, когда моему старшему сыну было лет двенадцать, он сообщил мне одну важную вещь: ему очень нравится одна девочка из класса. Он сообщает это мне по большому секрету и просит никому об этом не говорить. До вечера он успел поделиться  этим секретом со всеми близкими и друзьям. В канун очередного рождества нас, родителей, пригласили в школу на традиционный рождественский спектакль, который ставили ученики старших классов «Джуниор скул», в которой учился наш старший сын. Я взял с собой видеокамеру, чтобы пополнить домашнюю видеотеку очередным шедевром из истории нашего семейства. Перед началом спектакля сын подошел ко мне и попросил, чтобы я во время съемки побольше и крупным планом снимал Милену, так звали его любимую одноклассницу-сербку. – «А как я её узнаю?» — спросил я.-  «Да пап, она самая красивая, ты увидишь!».  Начался спектакль, я включил камеру и направил объектив на сцену. Класс был интернациональным. Черненьких колоритных гречанок можно было легко отличить, но вот русских, сербок, немок –отличить было невозможно. Не долго думая, я нашел самую симпатичную девочку и весь спектакль старался снимать так, будто бы она главная героиня спектакля, выполняя просьбу своего сына. Поздно вечером, когда мы вернулись домой, сын схватил кассету, вставил в видик и уселся перед телевизором. Через пару минут я услышал его обиженный возглас:  — «Пап! А почему ты не снимал Милену?»  — «Как это не снимал, а вот, и вот, крупным планом..» — «Да это не она, вот она…»,- и он ткнул в угол экрана, где на заднем плане едва можно было различить силуэт девочки, как оказалось, настоящей Милены. Не знаю, кто из нас был больше расстроен. Мой сын, потому что я не выполнил его важную просьбу, или я, потому что выглядел в глазах своего сына старым чудаком, который абсолютно не разбирается в женской красоте!

Так что все мы, мужчины, абсолютно разные и абсолютно по-разному оцениваем женскую красоту. Это зависит и от нашего возраста, и от национальных традиций, и просто от того, что мы все разные. И это хорошо! Но вот методика оценки у всех одинаковая и абсолютно примитивная. Подозреваю, она не менялась, или не очень значительно менялась, на протяжении всей истории человеческой цивилизации.

Как мы оцениваем женщину? Если женщина идет нам навстречу, мы смотрим на её личико, потом взгляд наш непроизвольно скользит вниз, быстро оценивая все, что попадается на его пути. Ножки рассматриваем за два прохода: сверху вниз и снизу вверх. Затем быстро возвращаем взгляд на место (на личико), чтобы женщина не заметила нашего долгого отсутствия. Если мы следуем сзади и видим впереди объект нашего интереса, следующий в том же направлении, то можем себе позволить очень внимательно и долго рассматривать ножки, потом проследовать вверх, оценить всю фигурку в целом, снова медленно вниз, остановиться взглядом не некоторое время где-то на полпути, и снова вернуться к ножкам. Иногда у нас возникает желание догнать и перегнать, оглянуться, как бы ненароком назад, чтобы увидеть личико и все остальное, что нас может интересовать в женщине при виде спереди. Все! Точка поставлена.

Так мы развлекались с моими приятелями, когда нам было лет по 14-15. Сидели в парке на скамейке летним беззаботным деньком и всем проходящим мимо девчонкам выставляли оценки, по шестибалльной шкале, как в фигурном катании. Это нас жутко забавляло, особенно когда оценки сильно расходились. Обсуждали, спорили, смеялись. Да, простят нас женщины!

Чтобы меня читатели и читательницы окончательно не обвинили в полном цинизме и не обозвали совершенно грязным животным, я призову на помощь моего приятеля, с которым познакомился ещё будучи учеником восьмого класса на уроке литературы – Евгения Онегина. Ты его должен знать, и, надеюсь, что его мнение для тебя более авторитетно.

Вот описание обстановки на одном балу (тогдашней, типа, дискотеки), куда заехал как-то Евгений:

«Кругом и шум и теснота;
Бренчат кавалергарда шпоры;
Летают ножки милых дам;
По их пленительным следам
Летают пламенные взоры…»

Как-то, откровенничая про дам, Евгений признался:

«Люблю их ножки; только вряд
Найдете вы в России целой
Три пары стройных женских ног.»

Ну, здесь Евгений загнул… Да, и что там можно было толком разглядеть в те времена? Дамы носили такие длинные и пышные платья, что если и выскочит носочек или пяточка случайно из-под подола, то и это уже повод для умопомрачительных эротических фантазий!

«Ах! долго я забыть не мог
Две ножки… Грустный, охладелый,
Я все их помню, и во сне
Они тревожат сердце мне», —

признавался Евгений. Ах, мой друг Евгений. Если бы Вы с Александром Сергеевичем, да заглянули на нашу современную дискотеку, или просто летним беззаботным деньком посидели на скамеечке, где-нибудь на московском или питерском бульварчике! Точно изменили бы своё мнение, и ваше воспоминание звучало бы примерно так:

«Люблю их ножки; жутко рад
Что нынче есть в России целой
Так много стройных женских ног!»

И спали бы спокойно и безмятежно, зная, что стройных ножек хватит на всех!